Особняк Ф.О. Шехтеля в Еромолаевском переулке

Особняк Ф.О. Шехтеля в Еромолаевском переулке

Как отмечают Д.О. Швидковский и Е.А. Шорбан в своей книге «Особняки Москвы», именно собственный дом лучше всего может рассказать о творческой индивидуальности архитектора. Конечно, речь идет о конкретном временном промежутке творческой жизни мастера. Особняк Шехтеля в Ермолаевском переулке показывает начало перехода архитектора в своем творчестве от готики к модерну. Готика очень сильна как в архитектуре особняка, так и в оформлении его интерьеров, но уже во многом здесь зарождаются образы нового стиля.

Известный исследователь творчества архитектора, его биограф Е.И. Кириченко, считает, что готика в русском искусстве своим возникновением обязана именно Ф.О. Шехтелю — «она соответствовала духу того времени, романтизму. Как в свое время Возрождение «открыло» античность, так XIX век «открыл» средневековое искусство, чьи формы и принципы стали средством преодоления старой архитектурной системы и зарождения новой. Но со временем Ф.О. Шехтель переосмысливает использование «старых, средневековых» архитектурных форм, упрощает их, пластически перерисовывает, добавляя плавность линиям, все больше используя идеи символизма, и приходит в начале XX века к новому звучанию архитектуры — стилю модерн»[i].

Сам Федор Осипович с юмором писал Антону Чехову о своем доме: «...Построил избушку непотребной архитектуры, которую извозчики принимают то ли за кирху, то ли за синагогу»[ii]. Внешняя пластика дома обусловлена, с одной стороны, сложной формой участка, а с другой стороны, она характерна и для готики и для модерна одновременно. Их качества выразились, и в архитектурном решении фасадов, и – в компоновке различных по размеру, форме и высоте объемов здания. Композиция особняка динамична, у нее нет одного ярко выраженного фасада, дом одинаково живописно смотрится со всех сторон. Вид его непрерывно меняется в зависимости от угла зрения: стены то подступают, то отходят, башни поворачиваются в неожиданных ракурсах — создается впечатление движущегося живого организма.

Основным, доминирующим элементом фасада, выходящего в Ермолаевский переулок, является башня с высоким щипцом и фронтоном, с классическим перпендикулярным окном кабинета, характерным для английской готики XV в. Плоскость стен не имеет пышности готической отделки, как в особняке Морозовых на Спиридоновке. В этом упрощении декора как раз уже видно влияние нового стиля. Над главным входом — роскошное мозаичное панно, выполненное в мастерской В.А. Фролова по эскизу Шехтеля. 

На нем — три времени жизни ириса, цветка модерна: рождение, расцвет, увядание, и три символа — латинская буква S — начальная буква фамилии архитектора в латинском написании и число 96, пропись которой читается как стилизованная буква «Н» — год постройки дома и одновременно год десятилетия свадьбы Натальи и Федора Шехтелей. Обращает на себя внимание ограда дома — это уже несомненная дань модерну — кованая решетка с растительным орнаментом из извивающихся побегов.

Внешняя архитектура дома и его внутренняя планировка ярко иллюстрируют совершенно новый принцип построения жилых зданий, характерный для всего творчества Шехтеля, — проектирование «изнутри наружу», когда архитектор вначале строит планировку помещений внутри дома, а затем проектирует фасады. Центр тяжести переносится внутрь здания. Интерьер у Шехтеля достигает и даже превосходит значимость внешней архитектуры. Благодаря стараниям бывших и нынешних обитателей особняка, интерьеры сохранены практически полностью в том виде, в каком они были созданы Шехтелем. Сегодня хозяин особняка — посол Уругвая.

Первым посетителей этого особняка встречает витраж в окне под потолком холла. В верхней части витража — два круглых медальона с изображениями мужчины и женщины, стилизованные под средневековье. Строгий готический орнамент витража выполнен в излюбленной модерном спокойной, зеленоватой гамме. Роспись портретов, расположенных в медальонах витража, необычайно тонка и изящна. 

Существует предположение, что витражи изображают портреты хозяев дома — Натальи и Федора Шехтелей.

Композиционным центром планировки помещений дома является лестница – в дальнейшем излюбленный архитектором центр внутренней планировки. Шехтель верен новому центрическому принципу объединения пространства при построении интерьера. Великолепная парадная резная лестница темного дерева начинается с величественного фонаря-башни, украшенного волнообразными линиями – каннелюрами. Многогранный фонарь и ломаная спираль пролетов лестницы — это центральная ось интерьера, вокруг которой разворачивается анфилада помещений первого этажа.

Малая гостиная с камином, в которой располагался кабинет архитектора, стала наиболее оригинальной, пышно отделанной комнатой. Главный элемент кабинета — огромный белый камин из родосского мрамора. Напротив — во всю стену огромное окно. Верхняя часть его украшена витражом, состоящим из трех частей с изображениями средневековых сюжетов — рыцарей и их прекрасных дам. Роспись витражных вставок поражает тончайшей работой и объемными эффектами светотеней. Затейливый орнамент, обрамляющий картины, вносит в комнату радостный, яркий колорит. Уличный свет, проходящий сквозь стекло, создает живописный дополнительный объем. Витражные образы словно оживают, демонстрируя сцены волшебной сказки.

Притягивают и манят своей глубиной витражи, вставленные в створки встроенного шкафа справа от камина. Необыкновенно изысканный геометризированный растительный рисунок подобен вдруг увеличившимся в размерах ювелирным украшениям старых мастеров. Проходящие волнами прозрачные эрклезы в центре витражных створок преломляют зеркальное отображение интерьера. Здесь перед нами уже предстает модерн в чистом виде.


[i] «Ф.О.Шехтель», Е.И.Кириченко, М., 1973

[ii] «Шехтель + эпоха = модерн», А.Минкин, журнал "Наследие", № 28, М.,1999

 

 
Местонахождение: 
Подписаться на Особняк Ф.О. Шехтеля в Еромолаевском переулке