Cобор святых Петра и Павла

Витраж костела Святого Людовика стал редким сохранившимся до наших дней шедевром, но его традиция была успешно продолжена в процессе воссоздания витражного ансамбля евангелистическо - лютеранского Собора святых Петра и Павла. Эти витражи были не так давно выполнены московскими мастерами. И здесь необычайно важно, что именно российским, московским архитекторам и художникам была доверена западной церковью столь значимая миссия — доказательство того, что в последние годы не осталось поводов сомневаться в профессионализме московской витражной школы.

Интересно, что зарождение евангелической церковности в Москве восходит к XVI в., времени правления царя Ивана Грозного. И первая лютеранская церковь была построена в Немецкой слободе еще в 1575 г. С тех пор лютеранская община отстраивала и теряла несколько церквей – виной тому были либо запреты и гонения, либо небезызвестные московские пожары. В итоге, после последнего разрушительного пожара 1812 г., в 1819 г. между Старосадским и Колпачным переулками была освещяна новая церковь общины святых Петра и Павла. При закладке первого камня присутствовал король Пруссии Фридрих Вильгельм III. А в 1826 г. по высочайшему одобрению российского 

императора Король Пруссии был избран почетным «патроном» церкви св. Петра и Павла. В 1898 г. последовало решение о новом строительстве, которое было выполнено по плану архитектора В.А. Косова в 1903—1905 гг. Таким образом в 2005 г. новая церковь отпраздновала свой вековой юбилей. Судьба здания кирхи типична для всех храмовых построек, переживших годы революции. После Октябрьской революции кирха была закрыта, в ней располагались различные учреждения. Внутри здание было существенно перестроено: снесен высокий шпиль, венчавший здание. Только в 1999 г. кирха была внесена в перечень 40 культовых объектов — памятников истории и культуры, подлежащих ремонтно-реставрационным работам. В настоящее время Собор святых Петра и Павла передан верующим.

Установленные в кирхе витражи стали ярким примером классической школы западного храмового витража и по своим художественным качествам уже не уступают образцам XIX в. В связи со сложной работой по их воссозданию стоит особо отметить масштабы искусствоведческой, архитектурной и художественной работы.

В настоящее время при восстановлении внутреннего облика памятников архитектуры иногда практикуется намеренный уход от исторической реконструкции. Особенно часто это происходит в отношении храмового зодчества. Взамен работ по реставрации или же восстановлению архитекторы предлагают новое видение объекта, более соответствующее современным тенденциям и вкусам. Такой подход может быть оправдан полным отсутствием исторических свидетельств былого убранства или же частными интересами заказчика. Подобные эксперименты со стилем могут завершиться как полным провалом, так и ярким успехом архитекторской и декораторской мысли. При этом всегда существует другой, более сложный, но менее рискованный путь – путь воссоздания. Именно такой подход был выбран мастерами, работавшими над созданием витражей церкви святых Петра и Павла.

Свидетельств об облике этих витражей, утраченных в годы революции, не сохранилось. На уцелевшей фотографии начала XX в. рисунок витражей уже неразличим. Поэтому главной задачей здесь стало максимальное приближение витражного облика к лютеранской художественной концепции. При этом неизвестными для авторов проекта оставались не только особенности витражного декора, но и сами изображенные фигуры. Очевидно, что двое из них были святые Петр и Павел. По решению духовенства на остальных витражных полотнах были изображены Мартин Лютер и Филипп Меланхтон. В художественном исполнении за основу был взят классический канон лютеранского витража XIX в. Именно поэтому почти прототипом стал витраж из костела Святого Людовика в Москве. Он был создан примерно в одно время с утерянными витражами из кирхи и, скорее всего, все они отличались единым колоритом и техникой исполнения. Символичный декор и изображения фигур на воссозданных витражах стали результатом тщательного искусствоведческого исследования и анализа ныне доступных для изучения памятников архитектурно-декоративного убранства.

Руководитель проекта по восстановлению витражей кирхи церковный зодчий Николай Владимирович Надеждин рассказал об основных художественных и технологических проблемах, возникших в ходе работы. Прежде всего, необходимо было восстановить технологию изготовления художественного стекла, использовавшуюся в XIX в. Большая часть стекол витражей была изготовлена именно этим новым способом. Также нужно было подробно изучить старинную манеру росписи по стеклу. Важнейшей задачей, поставленной духовенством собора, стало сохранение портретного сходства в изображении Лютера и Меланхтона. В связи с этим художниками были тщательно проработаны их портреты, собрана масса материалов, сделано множество эскизов и зарисовок, из которых уже были выбраны наиболее подходящие. Такая же работа была проведена относительно одежды изображенных на витражах фигур – если одеяния святых Петра и Павла были обозначены иконографическим обычаем, то одежда Лютера и Меланхтона должна была точно соответствовать традиции XV в. Но и очевидные, казалось бы, законы изображения святых не всегда применимы к лютеранской традиции: например, у святых Петра и Павла нет светящихся нимбов, традиционных для православных или же католических образов. В таких моментах проявились особенности работы с нетрадиционным для отечественной витражной школы историческим и искусствоведческим материалом.

 В итоге на четырех витражных полотнах, расположенных в алтарной части собора, появились изображения святых Петра и Павла, Мартина Лютера и Филиппа Меланхтона с сопутствующими им символами и гербами. От католической традиции эти работы отличает большая строгость в художественном решении, вообще свойственная лютеранской вере. К тому же витражи должны были стать не просто органичной составляющей храмового убранства, но и подчеркнуть его особую, именно лютеранскую простоту и лаконичность.

Для непосвященного посетителя собора интересно будет узнать символику, свойственную всем четырем витражным картинам. Витраж с изображенным на нем святым Петром являет одновременно мужа, осененного Господней благодатью, и в то же время простого человека, подверженного обыкновенным людским искушениям. Петух, размещенный у его ног, рассказывает о ночи предательства, когда Петр отрекся от Христа. Ключи в руках Петра – его неизменный атрибут, напоминающий о словах Спасителя: «...и дам тебе ключи Царства Небесного...» (Мф. 16, 19). Герб в нижней части витража изображает перевернутый крест, на котором был распят святой и скрещенные ключи. Здесь нужно особо отметить изображения гербов – как атрибутов, свойственных немецкой средневековой культуре и ее традиции вести родословную по гербам.

Символика витража со святым Павлом  восходит к первой главе Первого послания к Коринфянам, где Павел говорит о премудрости язычников, оказавшейся неспособной принять Спасителя. Сова у ног Павла является символом языческой мудрости. Над ней святой возносит меч, символизирующий Слово Божие — «... и шлем спасения возьмите и меч духовный, который есть Слово Божие» (Послание к Ефесянам, 6, 17). Герб, соответствующий святому образу, показывает меч Слова на фоне раскрытого Святого Писания.

Мартин Лютер представлен на витраже как священнослужитель и реформатор, целью которого было очищение Церкви от человеческих установлений, противоречащих Святому Писанию. В руках Лютера изображено само Святое Писание и чаша – говорящая о таинстве Евхаристии. На гербе реформатора изображена т.н. роза Лютера. Вот как он объяснял ее символику: «На первом месте стоит крест. Черный в сердце естественного цвета. Таким образом, я должен помнить, что вера в Распятого делает нас блаженными. Однако сердце располагается в центре белой розы. Это указывает на то, что вера дарует радость, утешение и мир... белый – цвет Духа и Ангелов. Эта роза находится на небесно-голубом фоне. Это говорит о том, что радость – в Духе и вере – начало небесной радости, которая наступит... Все это обрамляет золотое кольцо, потому что блаженство на небесах длится вечно и выходит за рамки всех удовольствий и ценностей. Как золото является самым драгоценным металлом»[i].

Филипп Меланхтон, изображенный на четвертом витраже, – одна из центральных фигур Реформации. Он изображен держащим свиток Аугсбургского Исповедания – это главный документ Евангелическо-Лютеранской церкви, им же составленный. Изображению также соответствует традиционный герб.

Прошедшие в недавнее время работы по восстановлению кирхи стали знаменательным событием и прекрасным подарком к юбилею церкви. Также предполагается дальнейшее развитие реставрационных работ. Уже подготовлен проект нового приалтарного витража, который станет пятым и центральным элементом всего витражного ансамбля. В настоящее время идут художественные поиски по украшению интерьеров и фасадов кирхи витражами – роза, южный и северный оконные фасады в скором времени также могут обрести новый витражный облик.

 

[i] цит. по «Стекло», Н. Качалов, М., издательство АН СССР, 1959

Местонахождение: