Особняк С. П. Рябушинского

Особняк С. П. Рябушинского

Чтобы ощутить во всей полноте эстетику московского модерна, нужно побывать в самом известном здании, возведенном по проекту Ф.О. Шехтеля – доме с витражами. Особняк, построенный им в 1900 г. для Степана Павловича Рябушинского, известного в Москве предпринимателя, ученого и мецената, стал большим событием для российской архитектуры, как, впрочем, и многие другие работы архитектора. К моменту начала строительства Ф.О. Шехтель уже заявил о себе как мастер, виртуозно владеющий пространством и чувством стиля. На его счету было уже около шестидесяти различных построек, половина из которых является сейчас памятниками архитектуры. Шехтель стал отцом-основателем «московского модерна», его архитектура принесла не только новые методы проектирования, но и новые принципы восприятия всего декоративного облика. Особняк С.П. Рябушинского стал его визитной карточкой. Он по праву вошел во многие европейские каталоги по архитектуре модерна.

Восхищает органичное сочетание архитектурных приемов: внешняя простота и строгость фасада контрастируют с текучей мозаикой фриза, с мягкими, плавными формами подъездов и оконных рам, с причудливыми коваными решетками, украшенными единым для всего ансамбля мотивом волны. На первый взгляд фасад здания не выдает основных признаков архитектуры модерна – Ф.О. Шехтель ушел в этом проекте от чрезмерной насыщенности и вычурности фасадного декора, лаконичность архитектурных форм подчинена умело построенному внутреннему пространству, организация которого в свою очередь стала действительным воплощением нового стиля. Все в архитектурном и декоративном решении особняка подчинено принципу организации пространства по спирали. Облик особняка представляется как блистательный декоративный ансамбль, с присущими лишь ему оригинальными элементами внутреннего убранства, связанными в цельный, причудливый образ. И в первую очередь – это образ символизма конца XIX в. На фризе здания изображена орхидея – цветок символизма, весь дом словно наполнен дыханием этих экзотических цветов. Повторяющийся повсюду образ набегающей волны дополняет эффект текучести и изменчивости архитектурного пространства.

Рассказывая об архитектуре модерна, и особенно архитектуре Ф.О. Шехтеля, нельзя не остановиться на таком всеобъемлющем для того времени явлении как символизм. Искусство рубежа веков находилось в постоянном поиске нового эстетического идеала, благодаря этому единому порыву, примечательными чертами всех творческих направлений того времени стало более чувственное, «наивное» отображение реальности, стремление к большей эмоциональности, погружение в глубины человеческих страстей. Для выражения такого общего настроения в искусстве требовались изысканные, мистические приемы. Витражное искусство стало одним из любимейших благодаря именно этим «волшебным» свойствам. С одной стороны, оно олицетворялось с вновь обретенной для широкого круга «наивной» культурой средневековья, с другой стороны, благодаря своим светоносным качествам, оно позволяло создавать все новые сказочные образы. Подобные устремления в декоративно-прикладном искусстве и архитектуре выразил модерн, а в живописи, литературе, особенно, поэзии ярче всего они были воплощены в новом течении — символизме. Символизм и модерн дополняют друг друга, создавая уникальный колорит того времени. Пожалуй, никогда прежде поэзия, живопись и архитектура не были так близки. Особняки московского модерна, и особенно особняк Рябушинского, можно также назвать и творениями символизма. Строки Игоря Северянина, написанные в 1909 г., стали как будто образной зарисовкой поэтичной архитектуры шехтелевского шедевра:

Весь малахитово-лазурный,

Алмазно-солнечным дождем,

Как лед прозрачный и ажурный,

Каскад спадает колесом.

(Сонет. 1909 г.)

Любой, кто видел знаменитую парадную лестницу в особняке Рябушинского, сможет уподобить ее этим живописным строкам поэта.

Парадная лестница, выполненная в форме ниспадающей волны, является центральным элементом внутренней композиции особняка, декор холла подчинен заданной ею теме: бегущая по паркетному полу волна уводит в столовую, фантастичные морские образы сопровождают взгляд повсюду – на витражах, на ручках дверей, на картинных рамах или в оформлении порталов и колонн. Все это создает иллюзию сказочного подводного мира, растекающегося сквозь череду помещений. Этот дом, возведенный на Малой Никитской улице, часто называют домом с витражами. Все девять витражей особняка Рябушинского созданы по рисункам Шехтеля художником Виноградовым. Они все выполнены в различных техниках и отличаются размерами и сюжетными линиями. Два витража, к сожалению, невозможно увидеть в настоящее время, так как они находятся в передней дома между книжными шкафами. До нас дошла черно-белая фотография с их изображением. Эти витражи представляют собой кулисы или ширмы в виде крыльев стрекозы. Они должны были перегораживать собой пространство холла, закрывая от посетителей гостиную и большой кабинет. К тому же Шехтель задумал их как необычное оформление огромного напольного светильника, возвышающегося над шкафами. Даже на старинной фотографии 1902 г. видно, как смело архитектор соединяет различные формообразующие элементы интерьера в фантастичный единый ансамбль – стекло, металл, дерево, причудливо изгибаясь, создают волшебный живописный эффект во внутреннем убранстве помещений.

В своих работах Шехтель проектирует помещения таким образом, чтобы непременно увеличить внутреннее пространство. Обычно он располагает окна комнаты напротив входа, создавая иллюзию большей протяженности помещения. В особняке Рябушинского такое противопоставленное окно заменяет собой большой живописный витраж, изображающий пейзажную зарисовку, как будто вид из окна – холм, на нем южные деревья с плоскими кронами. Витраж разделен на пять больших сегментов и выполнен в современной для того времени наборной технике, что позволило достичь максимальной реалистичности изображенной на нем природы. Радужная палитра стеклянных фрагментов и мягкая внутренняя подсветка витража позволяют наблюдать необычайные световые эффекты – с разных точек осмотра можно увидеть восход или закат солнца, движение луны по небосводу. Ф.О. Шехтель, будучи профессиональным театральным оформителем, создает свои витражи более как декорации к волшебной сказке, пользуясь безграничной свободой и фантазией художника театрального действа.

Небольшие витражи, украшающие дверь, ведущую из столовой в гостиную, связаны в единый ансамбль с большим верхним витражом холла. Они выполнены из зеркального стекла в технике фацета. Эти витражи стали смысловым продолжением необычной морской тематики, заданной в оформлении холла.

Соединяясь в общий поток вместе с текущей на второй этаж серо-зеленой мраморной лестницей и волшебной люстрой-медузой, они продолжают собой картину пластичных морских образов. Большой витраж холла, обрамленный чешуйчатой, словно пенящейся балконной решеткой, предстает как воплощение светящейся, играющей в лучах солнца стихии.

Небольшой витраж в проеме между большим и малым кабинетами стал поистине самым загадочным произведением этого дома. Его часто называют витражом-шарадой. В простом, на первый взгляд, лаконичном рисунке витража, изображающего гору и лавровое дерево, неожиданно можно увидеть совсем иной сюжет – словно склонившегося под лавром человека, его затылок, часть лица, шею, руки. Человек одновременно и сливается с природой и, в тоже время выделяется из ее среды. Ф.О. Шехтель писал в своем дневнике: «Мы многое не замечаем, как не замечаем кислорода, которым дышим... Мы не замечаем перил на лестнице, обыкновенно на них и не опираемся...а попробуй их снять. И по лестнице все будут бояться ходить и лестница никуда не годится». Так и в своем творчестве Ф.О. Шехтель стремится создать устойчивую, но очень гибкую гармонию, не заметную на первый взгляд, больше игривую или же причудливую, но очень тонкую, легкую. Его интерьеры – невесомы и в тоже время значительны, словно «кислород, которым мы дышим».

К огромному сожалению, после революции 1917 г. и вынужденной эмиграции семьи Рябушинских многое из былой обстановки интерьеров особняка было утрачено. До наших дней не дошла мебель и осветительные приборы, выполненные по эскизам Ф.О. Шехтеля, была изменена отделка стен, разобран уникальный живописный камин из столовой комнаты. В 1917 г. дом был муниципализирован, а позже принадлежал различным государственным структурам. После 1931 г. и до конца жизни в особняке жил А.М. Горький, и вот уже несколько десятилетий бывший особняк Рябушинского является мемориальным музеем-квартирой писателя. Важно, что это, наверное, единственный дом с витражами, принадлежащий к славной плеяде особняков московского модерна, открытый ныне для посещения.

Местонахождение: 
Подписаться на Особняк С. П. Рябушинского